22

История села Глафировка

07765315

                                                                                             « Я вырос там, где дед мой и прадед

                                                                                             Бродили робко у чужих поместий,

                                                                                             Где в каждой хате может тысчу лет

                                                                                             Нужда сидела на почётном месте!

                                                                                             Клочок земли, соха да борона

                                                                                             Такой была родна сторона…»

Архивных документов о создании Глафировки не сохранилось. История села восстановлена из воспоминаний старожилов.

Населённый пункт существует с 1784 года и в течение всех этих лет носит имя помещицы Глафиры. Первоначально в селе жил помещик Савицкий, который во время восстания декабристов в 1825 году продал своё имение с двадцатью дворами и крепостными крестьянами генералу Романову Савве Васильевичу. Новый владелец переселил сюда своих крепостных крестьян из Курской губернии.

Генерал женился на Повхнедневой Глафире Васильевне и в честь её назвал своё имение Глафировкой. Через год генерал умирает. Глафира Васильевна, богатая вдова, вторично выходит замуж за подпоручика Нарецкого Казимира Ивановича, который был у неё управляющими. Нарецкий имел 7700 десятин земли, 182 крестьянских двора, с 1645 крепостными. Ему же принадлежала деревушка на берегу Азовского моря под названием Водяная Балка.

Крестьяне Глафиры Васильевны жили лучше, нежели соседние крестьяне крупного помещика Шабельского. Однако и она приказывала пороть крестьян так, что иные кровью подплывали. Женщины рожали детей на жнивье в грязи, пыли и муках, ни о какой медицинской помощи не могло быть и речи. Женщины не имели права после родов уйти с поля или остаться хотя бы на один день дома. Тех, которые позволяли себе такую «роскошь», Глафира собственноручно запарывала до полусмерти, после чего немногие выживали.

В селе не было врачей, люди пользовались услугами знахарей, шептух, бабок-повивалок, поэтому среди населения была большая смертность, особенно среди детей. Даже крестьяне жениться могли только с разрешения помещика, а в церкви портреты Нарецкого и Глафиры висели рядом со святыми. Здесь же рядом висела и плеть-пятихвостка, которой пороли провинившихся. Для наказания крепостных было отведено в центре села специально видное место.

Церковь в памяти Ахтырской Божьей Матери

Согласно церковно-археологическому описанию, село Глафировка расположено на берегу Азовского моря, на Глафировской косе и состоит во втором благочинном Ростовском-на-Дону округе и составляет самую южную оконечность Екатеринославской епархии. Приход возник в первой половине XIX столетия частью через переселения крестьян Курской губернии, частью из беглых крестьян, укрывавшихся на косе, именуемой позже Найдённой и на Водяной Балке. В приходе местечка Глафировка была одна церковь в память Ахтырской Божьей Матери, построенная «иждивением помещика Нарецкого» в 1841 году. Храм празднуется 2 июля – 15 июля новым стилем. Других церквей не было. Приходская церковь имела форму креста, до купола каменная, а купол и колокольня – деревянная. Крыта железом, окрашенным в голубой цвет. Внутренние стены гладкие, выштукатуренные известью и украшены изображениями святых. Особо ценных и «чудотворных» икон в храме не было. Церковная утварь: чаши, кресты, подсвечники, лампы и облачения священников были современными. Служителями в первое время существования прихода были священник, дьячок и псаломщик. Содержались они за счёт приношения прихожан и за счёт церковной земли в количестве 20 десятин. Впоследствии приход стал получать 146 рублей 30 копеек казённого жалования в год.

Настоятелями церкви в разное время были:

Первый священник – Павел Ярошевич (с 1842 г. по 1843 г.)

Священник Павел Гуликовский (с 1844 г. по 1850 г.)

Священник Максим Луценко (с 1850 г. по 1851 г.)

Священник Феодосий Егоров (1851 г. по 1861 г.)

Священник Феофан Лотоцкий (с 1862 г. по 1863 г.)

Священник Максим Луценко (1863 г. – один год)

Священник Василий Никитенко (с 1864 г. по 1876 г.)

Священник Илья Котляров (с 1877 по 1880 г.)

Священник Александр Попов (с 1881 г. по 1929 г.), который к 1901 году стал благочинным Ростовского-на-Дону благочинным округа. Церковь местечка Глафировка была главной второго Ростовского-на-Дону округа церквей, куда входили церкви сёл Николаевка, Екатериновка, Царь-дар, Елизаветовка, Круглое, Порт-Катон, Головатого, Кугей. Все прихожане – малороссы, к 1901 году – 1367 мужчин и 1315 женщин. Храм посещали по воскресеньям и в праздничные дни. Никаких сект не было. Церковь стояла на возвышенности рядом с западной стороны нынешнего медпункта (в старом парке). Закрыта была в 1937 году и впоследствии разрушена. Это была одна из красивейших церквей на всю округу (фотография находится в музее села).

Протоиерей отец Александр Тимофеевич Попов, священник, прослуживший в церкви 48 лет, после вечернего служения скончался от сердечного приступа на пороге своего дома (в котором сейчас находится музей) в 1929 году. Похоронен был на церковной площади рядом со своей женой. Ныне прах его покоится под фундаментом северо-западного угла здания медпункта (старого). Его дочь похоронена на общем кладбище. Сын Сергей умер в городе Новочеркасске. В фонде Донской духовной консистории сохранились метрические книги Ахтыро-Богородицкой церкви местечка Глафировка за 1895 год.

Престольный день в Глафировке

На престольный день (2 июля – 15 июля нового стиля) в Глафировку съезжалось всё окружное духовенство, а так же православный люд из окрестных сёл. Из фондов церкви, а имела она 20 десятин земли, резали быка и готовили еду. Готовили только мужчины. Рядом с церковью на площади клали на землю доски рядами. На доски на небольшом расстоянии насыпали кучки соли и ставили глиняные миски с едой, раскладывали кусочки мяса, деревянные ложки. Все, кто участвовали в этом празднике, могли покушать. Готовили много, чтобы еды хватило на всех. В этот день в село привозили карусели, играла музыка, и желающие катались до ночи. На самом верху карусели была площадка и устройство для вращения, и мальчишки за определенную плату вращали карусель. Праздничное пение слышалось во многих местных сёлах. Церковь участвовала во всех сферах жизни, об этом говорят сохранившиеся в музее нашего села церковные документы. Каждый месяц священники писали рапорт (отчёт): сколько денег поступило в церковь от сборов прихожан, сколько денег отправлено от сбора церкви, куда и зачем. Глафировской церкви были подотчётны церкви сёл Ейское Укрепление, Николаевки, села Головатого, Кучей, Царь-дар, Маргаритовки. В музее села и сейчас хранятся рапорта из этих церквей. Знакомясь с ними, узнаём, что церкви отправляли свои деньги на поддержание православных за рубежом (Палестина, Буковина), на содержание священников в регулярной армии, на строительство храмов в Китае, на строительство школы в селе Николаевка, вдовам погибших за отечество, семьям солдат, взятых на войну, убитых и увеченных, в помощь голодающим, пострадавшим от неурожая, детям-сиротам, на дело борьбы с пьянством. В 1937 году церковь села была разрушена.

Глафировка имеет и другую историю – историю революционную. Глафировка – родина виднейшего революционного деятеля Михаила Родионовича Попова, руководителя земледельческого движения, организатора Воронежского съезда, друга Плеханова, узника Карийской и Шлиссельбургской крепостей. Он одним из первых знакомит русских рабочих с «Капиталом» К. Маркса.

В 1904 году он в числе восьми заключенных был выпущен из Шлиссельбургской крепости после 26-летнего одиночного заключения и продолжал революционную работу в Ростове по подготовке революции 1905 года. Здесь, в его честь была открыта библиотека и названа его именем. В Самаре именем Попова была названа лечебница, так как он был врачом-хирургом. Попов окончил медико-хирургическую академию в Санкт-Петербурге.

1917 год: Октябрьская революция:

«Нам революция открыла труда и творчества пути,

Нас Родина всех научила вперед, всегда вперёд идти».

Солдаты, возвращающиеся с фронта, приносили в село вести о победе революции в России и принимались за создание Советов на селе.

В декабре 1917 года в Глафировке была установлена Советская власть. Первым председателем сельского Совета был избран Лукашенко Афанасий Леонтьевич.

В 1918 году завоеваниям Октября грозила смертельная опасность. Глафиряне вместе с передовыми борцами встали на защиту Советской власти. Из их числа был сформирован в феврале 1918 года отряд добровольцев, численностью до 150 человек. Формирование отряда возглавил Заяц Константин Трофимович, который стал его начальником. Этот отряд влился в первый Ейский революционный полк, помощником командира был бывший Глафировский батрак Школяренко Роман Пименович, ставший потом командиром дивизии регулярных войск Красной Армии. Глафиряне этого полка мужественно сражались с белоказаками в степях Кубани, Дона и Ставрополья, в песках Астрахани и Царицына, в горах Кавказа.

На других фронтах Гражданской войны, отстаивая власть Советов, сражались так же многие жители нашего села, среди которых были Гайноченко Василий Максимович, Соловьёв Алексей Максимович, Заяц Фёдор.

Так, например, с 1918 года по 1922 год Гайноченко Василий Максимович командовал эскадроном в Первой Конной Армии Будённого. Заяц Фёдор участник боёв на Дону и Кубани.

1920 год. В село начинают возвращаться воины Красной Армии и проводить работу по восстановлению Советской власти. Одним из первых организаторов на селе был Соловьёв Алексей Максимович, который был отпущен после ранения на двухмесячную поправку в родное село. Он был избран жителями села председателем Совета. После установления Советской власти перед односельчанами встали новые трудности по восстановлению разрушенного народного хозяйства. Началось разъяснительная работа по подготовке к коллективизации крестьянских хозяйств. После установления советской власти перед тружениками села встали новые трудности по восстановлению разрушенного народного хозяйства. Началась разъяснительная работа по подготовке к коллективизации крестьянских хозяйств. Сначала было создано два крестьянских хозяйства, организаторами которых были Тищенко Павел Арсеньевич и Лукашенко Никита Фёдорович.

Первая колхозница

1929 год. Евдокия Мартыновна Швед – была одной из первых колхозниц нашего хозяйства. Родилась она в 1905 году, в бедной крестьянской семье. Детей было четверо – двое братьев и две сестры. Когда Дусе исполнилось 11 лет, ей разрешили идти в местную церковно-приходскую школу. Училась хорошо, с удовольствием. Окончила 3 класса этой школы. Больше учиться не пришлось. Нанималась к людям в няньки, ходила полоть. Своей земли не было, поэтому батрачили. После революции жили легче, получили землю, стали работать на себя. В 1927 году 22-летняя крестьянская девушка вышла замуж за односельчанина Александра. Сложилась крепкая семья, которая в 1929 году без сомнений вступила в создаваемый колхоз. Глафиряне дружно вошли в коллективные хозяйство. Только 3 двора остались вне его. Большие трудности пережили колхозники в первые годы колхозной жизни. В 1933 году – страшный голод. Благо выручало море, смягчало трудное положение глафирян. Несмотря на все трудности, люди работали дружно и добросовестно. Евдокия Мартыновна трудилась в огородной бригаде, ее муж – тоже, и даже находившись на пенсии, он выполнял посильные работы в колхозе. Он ветеран Великой Отечественной войны, награждён орденами и медалями. Семья Швед прожили в мире, любви и согласии 64 года! В свободное время любят читать газеты, слушать радио.

1929 год. Начал создаваться колхоз «Красный повстанец». Организаторами были Пономарёв, Новак, Мозговой, Недорез и многие другие. Они вели разъяснительную работу, создавали семенной фонд, собирая семена для первого посева у населения. Большинство людей пошло в колхоз охотно, так как в основном в селе были бедняки крестьяне. Первым председателем колхоза был Стариков Иван Никонорович, первым секретарем партийной ячейки колхоза – Пономарёв, женским организатором - Заяц Вера Павловна. Первые годы в трудных условиях, когда пахали и сеяли на коровах при низкой оплате труда в колхозе, люди работали, не покладая рук, не теряя веры в то, что колхозный строй принесёт со временем крестьянину радость и счастье. Среди них были энтузиасты: Швед Роман Николаевич, Кравченко Павел Самсонович, Шеляг Дмитрий Васильевич, Кравченко Пётр Петрович, Фесенко Григорий Иванович, Гончарова Анастасия Кузьминична.

Первый трактор наши колхозники увидели в 1928 году.

Тракторист Дубина Василий, сидевший за рулём, видимо, недостаточно изучил трактор или растерялся - выехав на площадь, он не мог его остановить. Трактор метался по площади, а жители всего села, собравшись смотреть диковинку, диву давались, выражая недоверие, удивление и восторг.

Первыми трактористами в колхозе были Ясновский Алексей Семёнович, Остапенко Владимир Васильевич. Оба они работали на тракторах «ЧТЗ», «СТЗ» - с железными шипами, на железных колёсах, с железными сиденьями и без кабин. Такой была техника того времени.

1935 год. Колхоз «Красный повстанец» разделился на два колхоза: «Имени С.М.Кирова» и «Имени Чапаева». Нет техники, нет семян, нет продуктов для общественного питания, нет кадров. Колхоз возглавляют председатели без образования, урожаи низкие. Большую воспитательную и разъяснительную работу среди населения проводила комсомольская организация, созданная в 1923 году по инициативе Сперанского. Первым секретарём её был Швед Иван Иванович. Большую роль сыграла в разъяснительной работе и пионерская организация, созданная в 1926 году. Первыми пионерами были Лукашенко Клавдия, Зубкова Анна и другие . Трудящиеся нашего села были в первых рядах борцов за коллективизацию, многие погибли от рук кулаков, но колхозы укрепились. Прибавилось техники. В колхозе от МТС уже работало 12-13 тракторов ежегодно.

Почти одновременно с полеводческим колхозом был организован из секции по рыболовству, существующей при колхозе «Красный Повстанец», рыболовецкий колхоз «Пролетарий». Первым его председателем был Самсонов Николай Иванович, а первым бригадиром был Диденко Алфей Савич, первыми рыбаками – Соколовский Евлампий Филиппович, Подбельцев Иван Григорьевич, Самойленко Иван Ермолаевич. Ловили рыбу на маленьких парусных лодках, только через два года после образования колхоза построили большие парусные суда. А через пять лет колхоз получил моторные суда.

Первым мотористом был Тонконоженко Александр Герасимович. Для местного населения рыбная ловля была одним из основных видов деятельности. Рыбу ловили и продавали по цене: икряной осётр- 4рубля 54 копейки; икряная белуга- 15 рублей; холостой осётр-1 рубль 42 копейки; пудовая белуга и севрюга- по рублю серебром за пуд. Для приёма рыбы еще купцом Грибановым в Глафировке, на Найдённой косе в марте 1864 году был построен рыбный завод.

Когда появились моторные суда, то вылавливали по 12 тысяч центнеров тюльки в год, а в 1952 году- 57 тысяч центнеров.

22 июня 1941 год.

Фашистские изверги напали на нашу Родину .

«Вставай, Кубань! Народным гневом

Бурли, бушуй, мятись, вскипай!

На смертный бой с врагом скликай

Своих сынов отважных, смелых!»

Люди нашего села грудью встали на защиту Отечества! Многие отличились на фронтах, героически защищая любимую Родину. Большинство односельчан вернулись домой с наградами.

Остапенко Иван Григорьевич удостоен высшей награды! Он Герой Советского Союза!

Дзога Григорий Павлович награждён орденами «Красная Звезда», «Слава», «Отечественной воны» и четырьмя медалями.

Трудный путь войны прошёл Булычев Николай Захарович. Он награждён двумя орденами «Красной Звезды», орденом «Отечественной войны» и тремя медалями.

На многих фронтах сражался Шеляг Николай Дмитриевич . За мужество и героизм он награждён орденами «Красной Звезды» и «Отечественной войны II степени и несколькими медалями.

Восемнадцатилетним юношей ушёл на фронт Шапарь Василий Ильич, он побывал во многих сражениях и вернулся домой кавалером двух орденов Славы и был награждён несколькими медалями.

Защищали нашу Родину и девушки: Клименко Любовь Петровна, Хорошайло Клавдия, Гвоздецкая Тамара и другие. Многие вернулись с наградами, всех перечислить невозможно.

Но многих товарищей мы не досчитались: они не вернулись домой, сложив свои головы за мирную, счастливую, светлую жизнь.

«Вечная память героям, погибшим за освобождение нашей Родины!»

« Каждый из них был героем

За Родину шёл он в огонь и дым.

Город, улицу, дом оставил с боем,

Чтобы жизнь подарить другим».

9 мая 1945 года - Радостная весть облетела нашу страну: враг сдался, война окончена победой над фашистской Германией. Из Глафировки на борьбу с фашистами было призвано боле 500 человек, на полях сражений осталось более 300 человек. Остальные вернулись в родное село восстанавливать разрушенное войной хозяйство. Глафиряне «окунулись» в новые трудности: нет лошадей, мало тракторов, нет комбайнов, автомашин, семян для сева, а хозяйство необходимо поднимать. Залечивать раны войны. Пахали, сеяли, убирали урожай на коровах, по немного собирали скот на молочно- товарные фермы.

Наконец появились в колхозах имени Чапаева и Кирова по одной автомашине, но несколько тракторов, работать стало легче. Но колхозники жили ещё бедно, низки были урожаи. По 7,2 центнера с гектара собирали зерна. Надои молока были малы. От каждой коровы в год надаивали по 1119 литров молока. На заработанный трудодень колхозники получали по 6-9 копеек и 200-300 граммов зерна. Благодаря самоотверженному труду жителей села хозяйство крепло с каждым годом, росло благосостояние колхозников.

В 1955 году село радиофицируется.

В 1960 году в каждом доме загораются электрические лампочки.

Два колхоза объединяют в один. Повышается урожайность, больше дохода даёт животноводство, растёт благосостояние колхозников, увеличивается доход колхоза.

История нашей школы

В 1891 году в нашем селе появилась первая школа. В ней было два класса и две комнаты для учителей. Попечителем школы (или директором) был Евграф Евграфович Тернер, по происхождению - англичанин. Школа имела неплохую библиотеку: 21 наименование книг составляло 588 томов.

Детей в Глафировке проживало 399 человек, а число учащихся в школе составляло всего 60 человек. не все ребята могли учиться. Из этого ясно, что уровень грамотности в селе был невысокий.

с 1922 года в Глафировке была открыта школа крестьянской молодёжи и семилетка.

Директором её был Сидоренко Иван Захарович. Это был очень строгий, но в то же время справедливый директор и учитель. Он 19 лет был директором в школе до 1941 года. Когда началась война, Иван Захарович Сидоренко ушёл на фронт защищать родину от врагов. А после войны ещё 8 лет он возглавлял родной педагогический коллектив школы.

Из нашей школы вышли замечательные ученики: Бондаренко Борис Васильевич, который стал академиком, жил и работал в Москве. Каждый год приезжал в Глафировку, чтобы увидеться со своими односельчанами, отдохнуть на берегу Азовского моря.

 Бобылёв Иван Захарович – младший лейтенант, военный лётчик, погибший в годы войны при выполнении боевого задания.

22 года( с 1964 по 1986г) – директором школы была Кудряшова Эмма Ивановна. Она вела уроки немецкого языка. За все эти годы произошли большие изменения: семилетняя школа была преобразована в восьмилетнюю школу, а затем и в десятилетнюю.

В 1972 году учащиеся нашей школы № 12 перешли учиться в новую, красивую, большую школу. Школа имела новое оборудование, новые пособия для учеников и для учителей. Появилась кабинетная система в школе, благодаря упорному труду учителей.

Кабинет географии прекрасно был оборудован Подбельцевой Анастасией Ивановной; кабинет химии и биологии – Приходько Ниной Ильиничной; кабинет математики – Бондаренко Анной Ильиничной; кабинет истории – учителем Ильиным Борисом Евгеньевичем.

Историческая справка:

С 1941г по 1945г - директором школы была Любовь Мироновна Новак ( в годы войны).

С 1945г по 1953г - Иван Захарович Сидоренко.

С 1953г по 1956г – Пётр Федотович Пономарёв.

С 1961г по 1964г – Анна Григорьевна Кравченко.

С 1964г по 1986г – Эмма Ивановна Кудряшова.

С 1986г по 1987г – Владимир Васильевич Вильмакин.

С 1987г по 1991г – Виктор Петрович Шмотов.

С 1991г по 1992г – Владимир Алексеевич Авдеенко.

С 1992г по 1994г – Любовь Николаевна Ревина.

С 1995г по 2003г – Анна Ильинична Бондаренко.

С 2004г по 2005г – Татьяна Николаевна Недорез.

С 2005г  по 2016 -  Вера Алексеевна Ратушная.

С 2016г. -  Кудряшова Лариса Борисовна.

«Любуясь красотой родного края,

Ловлю себя на мысли всякий раз,

Что лучшим уголком земного рая,

Считаю место, где живу сейчас! … /Афанасьева Л.В./

А вот история жизни простой русской женщины-крестьянки, сыгравшую немалую роль в жизни нашего села. Женщина эта – Елена Антоновна Остапенко, а в девичестве Бандурко, или, как её называли в селе «стахановка». Родилась она в с. Николаевка в 1907 году. Когда организовали колхоз, пошла работать в поле. Здесь и встретилась с будущим мужем, первым трактористом в глафировском колхозе имени Чапаева Владимиром Васильевичем Остапенко. В 1934году молодые уехали в Донбасс по призыву партии на три года. Там муж Елены стал шахтёром, участником стахановского движения, и ему было присвоено почетное звание «Стахановец». Вот почему и назвали потом земляки-станичники Елену Антоновну «стахановкой». Вернулись супруги в Глафировку в1937 году. Муж также работал трактористом, а жена рядовой колхозницей в бригаде №1. Но грянула война… Всего два письма – треугольника прислал супруг Елене Антоновне и пропал без вести. С начала войны остались в селе старики, женщины и дети. Стахановка подхватила мужскую эстафету и стала бригадиром бригады №1 колхоза имени Чапаева. Платили в то время трудоднями, не было ни денег, ни техники, ни лошадей. Елена Антоновна втайне от властей разрешала женщинам, работавшим в её бригаде, брать горстку зерна. Чтобы они смогли хоть кашу сварить детям. Приближался 1942 год. Председатель колхоза ушел на фронт, его место заняла Елена Антоновна. Её председательство совпало с оккупацией нашего села. Идя на огромный риск, в последние две ночи перед оккупацией, стахановка подняла все село, чтобы развести по дворам из колхозных амбаров и ферм зерно, свиней, коров. Но никто не выдал председателя. Спасала Елена своих односельчан и солдат, тайно пребывающих в селе, лекарствами, необходимыми продуктами. Чтобы тайная её деятельность не стала явной, приходилось ей поддерживать «отношения» с оккупантами и с теми жителями, которые переметнулись на сторону врагов. Эта внешняя сторона жизни во время оккупации в дальнейшем негативно скажется на судьбе Елены Антоновны, заставит уехать из села. Когда в феврале 1943 года в село пришли наши солдаты, Елена Антоновна была в числе тех, кто дал исчерпывающую информацию о предателях и полицаях. С возвращением мужчин, в основном имевших ранения, стахановка оставила должность председателя и вновь стала бригадиром. Очень тяжелое было время: всё вручную, на быках. Елена Антоновна организовала работу на коровьих упряжках. Сама всегда работала вместе с женщинами. Характер у этой женщины действительно был стахановский. В колхозе она построила бригадный стан, который так и назвали «стахановский табор». После окончания войны ей пришлось очень тяжело, как и многим из тех, кто был в плену или работал на руководящих должностях в зонах оккупации. Память об этой женщине живет в сердцах односельчан.

Не обошлось без участия Елены Антоновны Остапенко и в ликвидации списка, составленного фашистскими прислужниками Паевского. В этом списке значились фамилии 32 крестьянских семей, приговорённых к расстрелу. Помог Елене Антоновне и её соратникам- Лукашенко Андрей Иванович, которого полицаи насильно забрали в немецкий штаб, расположенный в здании правления рыбколхоза, рассыльным. Прежде чем отправить этот список немецкой переводчице «Огнессе», Елена Антоновна, Андрей Иванович и ещё несколько товарищей, аннулировали его и подложили переводчице свой – на помол муки. Она перевела на немецкий язык, и Андрей Иванович отправил его в немецкий штаб. Вскоре было разрешено открыть мельницу на помол муки. Андрей Иванович сбежал от немецких прислужников и добровольно ушёл на фронт . Не успели Платоновские полицаи-предатели разобраться, что произошло, когда вместо расстрела семей начала работать мельница.

В начале 1943года в село пришли наши солдаты и немецкие прислужники вместе с Паевским Платоном Ивановичем получили по заслугам. На улице Советов располагался пост девушек-разведчиц. Находились они у Клименко Анны Дмитриевны, а вышка для дежурства была построена у Мищенко Анофрия Николаевича во дворе. Девушек было три: Мария, Елена и Ольга. Днём они дежурили на вышке, а ночью переодевались в гражданскую одежду и ходили по заданию командования. Командование тоже находилось на улице Советов у Недорез Сергея Нестеровича. В конце февраля одна из девушек - Мария получила задание отнести донесение в штаб в село Ей-Укрепление. Поле было заснежено, дороги не видно и Мария провалилась в заброшенный колодец , пробыла там по колено в воде 18 дней и выжила. Обнаружил её тракторист из бригады Елены Антоновны, который сеял ячмень. Бригадир быстро организовала людей, вызвала медпомощь и верхом на лошади поехала в штаб и сообщила о случившемся. В тот день Марию вытащили и отправили в больницу в Ейск. Обе ноги девушке ампутировали. Елена Антоновна долгое время с ней переписывалась, пока и сама не уехала. И в этом трагическом случае не обошлось без помощи Елены Антоновны. Ещё раз ей огромное спасибо! (Из рассказа сына Елены Антоновны- Вилья Владимировича и Буряк Василия Ивановича).

Когда Елена Антоновна поселилась в г. Каменске у сына, там познакомилась с семьёй военного врача. Из её рассказов о своей судьбе и военном прошлом, врач Эммануилович уяснил, кто её очернил и выгнал из села. Он приехал в Глафировку без семьи и устроился работать фельдшером в медпункте. Ему пришлось прожить в селе почти два года, чтобы добиться своей цели- убрать с поста председателя сельского совета Афоничева и выжить из села, как тот поступил в своё время с Еленой Антоновной. У Эммануиловича всё получилось: на партбюро он вынес вопрос о снятии Афоничева с занимаемой должности за систематическую пьянку на рабочем месте. Афоничев был смещён с поста председателя сельского совета и направлен заведующим МТФ. Работа на ферме ему показалась сущим адом. Вскоре он продал хату и уехал к дочери в г. Ростов-на- Дону. Осенью 1952 года Эммануилович уехал в Каменск, к семье. Он предлагал Елене Антоновне вернуться в Глафировку, но она не решилась, так как жить было негде. Погостить у родных она приезжала с сыном.